Погода

 

Карта

 

Контакты

 

 

РАСКОПКИ В ВЕРЕЙСКОМ КРЕМЛЕ

 

РАСКОПКИ В ВЕРЕЙСКОМ КРЕМЛЕ
 
Верея — один из древнейших городов Подмосковья, тесно связанный в своей исторической судьбе с Москвой, ее ростом и возвышением. Первые известия о Верее появляются на страницах летописи в конце XIV в., когда Московское великое княжество, энергично расширяя свои границы, вышло по р. Протве на Оку, захватив у Рязанского княжества еще одну обширную часть его заокских владений — «рязанские отменные места».
В конце княжения Дмитрия Донского новая граница между московскими и рязанскими землями была оформлена договором 1381 г. Упомянутые в этом договоре города по р. Протве были в основном новыми городами, как об этом говорит и название одного из них («Новый городок»). На протяжении XIV— XV вв. они играли важную военно-политическую роль, обороняя юго-западное пограничье Московского княжества со стороны литовских владений и преграждая путь литовским войскам и татарским ратям.

Вплоть до конца XVI в., когда засечная черта — р. Ока — Тула — Одоев стала на юге надежным рубежом окрепшего и выросшего русского централизованного государства, города по Протве сохраняли свое оборонное значение.

Верея, через которую проходила одна из древнейших дорог на Москву, надо полагать, не случайно получила свое название. В XIV—XV вв. она действительно являлась воротами в Московское княжество и как далеко выдвинувшийся на юго-запад форпост неоднократно принимала на себя первые удары врагов, рвавшихся к Москве. Переходя из рук в руки в роду московских князей, Верея лишь короткое время была центром небольшого Верейского княжества (1432—1486), но уже в конце XV в. навсегда вошла в состав московских владений.

Первое летописное упоминание о Верее связано с рассказом о походе на Москву литовского великого князя Ольгерда в 1371 г.: «тогда же и Верею взяли». В 1410 г., при нашествии на Москву Эдигея, Верея была взята, и ее окрестности опустошены. В 1445 г., во время похода верейского князя Михаила Андреевича на Улу-Махмета, литовцы разорили окрестности Вереи, но понесли в тот же год жестокое поражение от верейцев в знаменитом бою под Суходревом, где 100 верейцев с помощью небольшого отряда можайцев и боровцев разбили 7000-е литовское войско.

В начале XVII в. Верея неоднократно отражала нападения поляков и литовцев и не раз была занята иноземными войсками, причинившими сильные разрушения городу. На протяжении последних двух столетий Верея дважды была ареной крупных военных действий: во время Отечественной войны 1812 г. и в период Великой Отечественной войны с немецкими захватчиками. В 1812 г., при вступлении в Москву французов, Верея была занята ими и укреплена. Выполняя оперативный план Кутузова, генерал Дорохов с помощью местных жителей-проводников с небольшим отрядом штурмом взял Верейский кремль, истребив засевший там гарнизон вестфальцев. За эту блестящую операцию Дорохов был награжден золотой саблей с надписью: «За освобождение Вереи». Сам Дорохов считал штурм Вереи наиболее значительной из всех своих кампаний и в письме к жителям города выразил желание связать навсегда свое имя с освобожденной им Вереей и быть погребенным в Верейском кремле. Его желание было исполнено.

Во время Великой Отечественной войны немцы, в течение трех месяцев (ноябрь 1941 г.— январь 1942 г.) хозяйничавшие в Верее, пытались использовать господствующее положение Верейского кремля и задержаться в нем в те дни, когда Советская Армия гнала врага из заснеженных просторов Подмосковья, освобождая села и города. Операция освобождения Вереи частями доблестной Советской Армии принадлежит к числу значительных военных событий великой «битвы за Москву». Немецкие захватчики причинили страшные разрушения древней Верее. Сильно пострадали древнейший архитектурный памятник города— собор в кремле, основанный в 1552 г., церковь Козьмы и Демьяна 1777 г. и ампирные постройки начала XIX в. Были разрушены целые жилые кварталы, взорваны коммунальные предприятия и т. д.

Господствующий над широкой долиной р. Протвы Верейский кремль представляет собой чрезвычайно мощное оборонительное сооружение, расположенное на тридцатиметровом обрывистом мысу правого берега р. Протвы. Крутые, местами почти отвесные склоны мыса обращены: с севера — к р. Протве, с востока и юга — к глубокому оврагу, по которому протекает ручей, впадающий в Протву восточнее городища. С запада мыс был перерезан глубоким и широким рвом, соединявшимся, вероятно, в древности с Протвой. Сейчас здесь заболоченная низина, через которую на площадь кремля ведет дамба и мост на каменных устоях. Овальная, вытянутая с юго-запада на северо-восток площадь кремля имеет в длину 275, в ширину 110 м.

По плану города Вереи 1784 г.,5 а также по чертежу 1800 г. Верейский кремль был обнесен валом по всей окружности; лишь с северной стороны оставлен проезд; дорога в кремль огибала его с запада и с севера таким образом, что правая сторона едущего была обращена к укреплениям кремля. В настоящее время вал сохранился лишь по западному и, отчасти, южному краю кремля. Наибольшая высота вала в западной части составляет 6,5 м, ширина 25 м; к востоку вал понижается. В конце XVII в. Верейский кремль пришел в значительный упадок; его наземные укрепления обветшали и разрушались. По описанию 1669 г., «в Верее города и острога нет, одна осыпь земляная, служилых людей ни стрельцов, ни казаков, ни пушкарей нет и государевой казны пороховой и хлебной и свинцовой и запасные соли нет же».

Наиболее раннее топографическое описание Верейского кремля относится к 1704 г. и позволяет воспроизвести его внешний вид для того времени, когда по валу еще стояли башни и были, вероятно, целы и деревянные стены. Описание кремля дается в связи с его обмером от въездных ворот на северной стороне кремля. Привожу это описание в сокращенном виде: «по мере той осыпи от ворот, что ездят в осыпь, по левую сторону от реки Поротвы до тайника длины сорок сажен..., а от того тайника по мере осыпью, где преж сего башня была, 45 сажен, а по башне 5 сажен,... а от башни со всходу полуденною стороною по валу мерою до окопца 66 сажен, что тот окопец виден близ соборния церкви Рожества Христова..., а от того перекопца по тому же валу полуденною стороною 16 сажен, до переходной дорожки по тому валу 25 сажен, до башни что преж сего была угольная башня, а башнею 4 сажени..., а от той башни по тому же валу с западной стороны по мере 30 сажен. А передние ворота по мере 2 сажени... а от валу до реки Протвы по валу же меж 4 погребов до тайника 32 сажени, а от валу до валу же в западном конце 9 сажен. Итого осыпью в задней башне до осыпи длина 112 сажен, а от ворот въездных по валу вкруг до тех же ворот въездных 333 сажени».

Тайник, о котором упоминается в описании, шел вдоль северного склона кремля, где по чертежу заметен овражек, идущий от верхнего края холма (рис. 1). Здесь же указывают его старожилы. «Прудец» сохранился до настоящего времени у подножья холма, восточнее выхода из тайника (на чертеже не показан). «Перекопец» — та выемка в южном валу кремля, где был заложен первый раскоп 1946 г. «Переходная дорожка» — вторая выемка на расстоянии 33.6 м к западу от первой, откуда и сейчас идет дорожка вниз к ручью и на противоположную сторону оврага. Башни находились: «задняя» — на восточной оконечности мыса и «угловая» — на месте поворота вала, идущего по южной стороне кремля, к северо-западу. «Передние ворота», очевидно, располагались по гребню вала на расстоянии около 63 м от его юго-западного угла. Они использовались лишь для пешего сообщения и были устроены не в валу, а в деревянной ограде, к этому времени, очевидно, уже достаточно разрушенной. Вызывает недоумение текст от слов: «а от валу до реки Протвы» до конца фразы, а также несовпадение суммы указанных промеров по валу с общей цифрой, данной для окружности кремля (333 саж.). Указанные для северо-восточного и южного краев кремля расстояния соответствуют расстояниям на современном плане.

Древнейшей из сохранившихся построек в кремле является каменный собор 1552 г. От древнего здания сохранились подклет со столбами и алтарная часть. Современный облик собора сложился в результате многочисленных перестроек. По описанию 1625 г., в кремле находились: «двор воеводский, да двор боярский, да двор соборного попа, да двор Благовещенского попа, да двор дьяконов, да двор дьячков, да двор просвирницын». Там же упоминаются «осадные дворишки посадских людей для убегу от крымских людей». Часть упомянутых дворов была занята под огороды, значительная часть стояла «впусте». В 1609 г. площадь кремля была отведена под церковную землю и занята в значительной части кладбищем.

В конце XVIII в. в кремле, помимо собора, находились: в северной части — воеводская канцелярия; в западной — дом воеводы, оба деревянные. В начале XIX в. в восточной части кремля было построено каменное здание присутственных мест со службами, тюрьма и др. В сохранившихся до настоящего времени пяти каменных зданиях размещены сейчас различные учреждения. Площадь кремля ровная, с понижением к востоку. К северу от собора — посадки лип и тополей не менее чем 150-летней давности. С запада на восток через площадь кремля к зданию Райисполкома проложены проезжие дороги — две по обе стороны собора и третья у подошвы южного вала. Площадь к востоку от Райисполкома распахивается под огород и по краю холма поросла кустарником; остальная — свободна.

Раскопки 1946—1947 гг. в Верейском кремле носили разведывательный характер и явились первыми раскопками в Верее вообще. Задачи раскопок: установление древнейшей даты заселения Верейского кремля, установление времени возникновения города и даты сооружения вала и уточнение топографии кремля.

Раскоп I/46, разбитый через южный край вала по направлению к собору траншеей 2 X 24 м, дал (по площади городища, без вала) следующую стратиграфию: 1) дерновый слой около 20 см; 2) насыпная черная земля со смешанной керамикой XVII—XIX вв. Мощность слоя 80—100 см. Слой содержал погребения в колодах XVII в. Из вещей найдены лишь 2 литых медных крестика. По рассказам местных жителей, в 1935 г., при рытье канавы для водопровода, проложенной через всю площадь кремля с запада на восток и проходившей в 2 м южнее собора, повсюду были найдены погребения, большая часть которых также была в колодах; 3) культурный слой XIV—XV вв. (толщина около 10 см), прорезанный погребениями XVII в. В слое найдены обломки беловатой горшковой керамики и висячий замок (рис. 2—1). Прослеженный по всей площади раскопа слой уходил под насыпь вала; 4) серо-желтый суглинок толщиной 15—20 см без находок, переходящий в бело-желтый предматериковый суглинок, а затем в материковую желтую глину.

Раскоп II/46, заложенный на противоположной, северной, стороне кремля, в 11 м от края обрыва и 55 м от северной стены собора (раскоп 5X5 м. С востока прирезан участок 3X5 м; ориентирован по странам света), дал следующую стратиграфию: 1) дерновый слой до 15 см; 2) плотная темная земля около 40 см с большим количеством фрагментов керамики XVII в.; 3) желтая глина с прослойками угля, золы, горелых зерен ржи — около 20 см. В слое найдены фрагменты керамики XV—XVI вв. Он сильно разрушен позднейшими ямами; 4) бело-желтый суглинок без находок, переходящий в материковую желтую глину.

В основном раскопе на глубине 70—80 см были обнаружены развалины глинобитного гончарного горна с огромным количеством керамики XVII в. Свод горна был обрушен, и сам он испорчен позднейшими ямами. Работы на прирезке дали то же чередование культурных слоев. В слое глины с горелым зерном найдены фрагменты керамики XV—XVI вв., светец, обломок глиняной игрушки — конька, с белым ангобом (рис.2). В материке были обнаружены ямки от мелких колышков (диаметром 5—10 см, глубиной 20—45 см), идущие с севера на юг через весь раскоп, и две более значительные ямы от столбов — вероятно, следы ограды.

Раскоп III/47 был заложен по северному склону оврага, проходящему южнее кремля. Площадь раскопа имеет уклон к северу до 34 см. Раскоп 2X2 м был ориентирован по странам света. Стратиграфия: 1) дерновый слой до 10 см; 2) темная глинистая земля (10—30 см) с большим количеством кирпичного щебня, угля и золы, керамики; слой датируют монеты начала XVIII в.; 3) материковая желтая глина.

Культурный слой представлял собой остатки жилища конца XVII — начала XVIII в. Среди металлических изделий найдены: колечки кованые, подковки каблучные, дверная накладка, нож. У северной стены раскопа обнаружена яма (120X150 см, глубиной до 80 см), заполненная фрагментами керамики XVII— XVIII вв. (свыше 500), в основном не бывшей в употреблении. Часть фрагментов принадлежала посуде из красной глины с лощением, около 1/8 фрагментов — посуде темной лощеной. В верхних слоях ямы найдены две половинки каменных литейных форм для отливки круглых штуцерных пуль и половина литейной формы, сделанной из массивного куска белого песчаника для отливки ядра (рис. 2). Вероятно, яма была вырыта для отходов гончарного производства. При закапывании в нее могли попасть и другие предметы, уже более не бытовавшие.

Раскопками 1946—1947 гг. в трех пунктах был исследован вал.
Раскоп I/46 пересекал южную часть кремля; высота вала в этом месте составляла 160 см от современной поверхности городища и 380 см — от его древнего уровня. Раскоп П/47 (20 м2) был заложен на 147 м восточнее предыдущего, по направлению того же вала, в настоящее время не существующего. Раскоп I/47 (20 м2) был заложен по северовосточному краю холма, где в настоящее время вал также отсутствует.
Раскопы I и П/47 подтвердили данные о существовании в древности вала по всей южной и северо-восточной окраине Верейского кремля и выяснили одни и те же принципы сооружения.

Конструкция вала отличалась значительной сложностью. Ее изучение вносит новые сведения о приемах сооружения древнерусских укреплений. Основу вала составляла деревянная конструкция типа рубленых «тарас» с поперечными перерубами, подвергнутая действию огня и окруженная обожженной глиной. Внешняя сторона вала и его верхняя часть были возведены из сырой желтой глины с примесью речного галечника. Вал был возведен на более древнем культурном слое, значительно выровненном и сохранившемся лишь на толщину 2—5 см. Подошву вала по внутреннему его склону составлял слой чистого мелкобитого щебня. Толщина слоя щебня достигала в раскопе I/46 — 20 см, в раскопе П/47 — 60 см. Целесообразность этой каменной подсыпки очевидна. Ею выравнивали основание вала, увеличивая ее толщину по направлению к склону холма. Кроме того, эта подсыпка играла роль своеобразной загрузки для заложенных в ней мощных деревянных балок нижнего яруса деревянной конструкции вала. В раскопе П/47 такая балка, положенная поперек оси вала и сильно обуглена, сохранилась в длину на 340 см, при толщине около 40 см.

Основным сооружением вала была помещенная по центру его рубленая стена из горизонтально положенных бревен. Наружная сторона стены совпадала с перпендикуляром, опущенным через гребень вала. Поперечные стены были обращены внутрь кремля. Эта условная перпендикулярная линия делит вал на две части: северную, обращенную к городищу, основание которой составляла стена с перерубами, обгорелая и заполненная обожженной глиной, и южную, наружную, состоявшую целиком из сырой глины с небольшим количеством остатков полуистлевшего дерева. Эти последние представляли собой (в раскопе I/46) наклонно поставленные к внешнему краю вала небольшие бревна или колья, нижним концом примыкавшие к деревянной основе вала. Аналогичное устройство находим в укреплениях Белгородского городища XI— XII вв. близ Киева, с его наклонно поставленными и оплетенными хворостом кольями в наружной части вала, имевшими назначение удерживать глину от оползания.

Вскрытая в раскопе П/47 рубленая стена состояла из бревен, положенных горизонтально одно на другое и вытянутых по оси вала. Толщина бревен около 15 см; по длине они превышали 2 м, уходя в обе стороны за границы раскопа. Кладка бревен была прослежена в глубину на 100 см, но определить количество бревен не удалось — они были сильно обуглены и распадались при расчистке. К указанной продольной стене примыкала поперечная стена. Удалось проследить лишь ту часть ее бревен, которая выходила за наружный край стены и была завалена сырой глиной. Здесь сохранилась часть бревен, лежавших одно на другом, диаметром 15—20 см. Бревна были обуглены, их верхние концы выступали над нижними. Система крепления продольной и поперечной стен осталась невыясненной.

С системой деревянных стен, подвергнутых действию огня, связано наличие в составе вала обожженной глины. Она имела различную консистенцию и цвет: от пористой алого цвета до твердой красно-кирпичного цвета. В местах соприкосновения с деревом глина имела форму твердых, плотно сбитых округлых комов (25X30, 30X20 см). Нередко они сохраняли отпечатки дерева, к которому прилегали, и имели слегка вогнутую поверхность. Местами они спекались между собой в массивные твердые груды, с трудом поддающиеся лому.

Деревянная основа вала, охваченная огнем, не сгорала, однако, до полного разрушения, а лишь обугливалась, заваленная сверху и с внешней стороны вала сырой глиной. Вероятная цель этого технического приема — желание строителей вала предохранить дерево от гниения и тем самым устранить осадку и разрушение насыпи. В то же время в центре вала создавалась компактная глиняная масса, вполне могущая заменить по своим свойствам выкладку из строительного кирпича низшего качества -так называемого недожженного кирпича.

Традиция обжига деревянной основы вала уходит в глубокую старину. Мы наблюдаем этот прием в городищах городецкой культуры, в городищах дьяковского типа в среднерусской полосе, в роменских городищах на юге. В более позднее время этот же прием прослеживается в валу Гнездовского городища. На городище Туяба (Чуваш. АССР) XIV в. А. П. Смирнов наблюдал в разрезе вала вертикально поставленные обуглившиеся бревна и пласты обожженной глины. В валу Звенигородского городища, современного Верее, при раскопках Б. А. Рыбакова встречалась обожженная глина. Этот же строительный прием был применен, очевидно, и в укреплениях Старой Рязани XII в.

Монгайт в статье «Древнерусские деревянные укрепления по раскопкам в Старой Рязани» подвергает сомнению существование этого технического приема, объясняя наличие бревен и обожженной глины в составе вала многочисленных городищ Восточной Европы (в том числе и славянских) влиянием пожара. С этим объяснением согласиться нельзя. Необходимо отметить еще одну особенность в устройстве вала Верейского кремля: его внутренний склон был покрыт, как это показал раскоп II/47, вымосткой из песчаника. Камни различной величины диаметром 10—20 и 30—40 см покрывали поверхность обожженной глины в 2—3 ряда, а у подошвы ее на границе с культурным слоем — в 4—5 рядов. Они были засыпаны плотной темной землей. Назначение этой вымостки—облегчить защитникам городища восхождение по валу, особенно в дождливую, сырую погоду. В валу Звенигородского городища при раскопках 1944 г. также было обнаружено каменное замощение внутреннего склона вала.

Ввиду того что верхняя часть вала Верейского кремля в раскопе I/46 оказалась испорченной позднейшей выемкой, в раскопах I и П/47 была срыта на значительную глубину, восстановить устройство наземной части укрепления вала не удалось.

Как говорилось, вал Верейского кремля был возведен на древнем культурном слое. Последний датируется обломками тонкостенных горшков гончарной работы из светлосерой глины. Тесто хорошего качества, беловатое в изломе, обжиг горновой. Край венчика сглажен на гончарном круге; плечики выпуклые, орнамент волнистый (рис. 3). Такая посуда известна по курганным славянским погребениям XIV в. и характерна для слоев XIV— XV вв. в древнерусских городах, в частности в Радонеже и в Коломне. Таким образом, вал датируется концом XIV в., когда Верея упоминается и в письменных источниках.

Слой древнейшего поселения был обнаружен в восточной части Верейского кремля. В 1947 г. здесь был заложен раскоп I размером 4X5 м (ориентированный по странам света). Под верхним дерновым слоем и вторым слоем, представлявшим собой разрушенную основу вала XIV в., на глубине 150—180 см залегал третий, подстилающий слой каштанового цвета, без находок, мощностью до 50 см. Четвертый слой — перегной, насыщенный углем, костями животных и обломками лепной керамики. Ниже следует предматериковый светлый суглинок без находок, переходящий в материковую глину.

Из отдельных предметов, найденных в раскопе, заслуживает быть отмеченным перстень, обнаруженный в выбросе. Перстень темной меди, литой, печатный, диаметр 1.7 см. На щитке в форме восьмигранника вырезано вглубь изображение птицы с пышным, распущенным хвостом (павлин?); по краю щитка легкий орнамент насечкой вкось. Изображение птицы схематичное. По ободку перстня несколько линий вкось и легкие следы ободка, нанесенные резцом. Перстень по типу имеет аналогии в перстнях с печатями XV в. из собрания ГИМ и может быть датирован этим временем (рис. 2, 3). Культурный слой залегал по всей площади раскопа над светлым предматериковым суглинком полосой в 15— 40 см, следуя естественному понижению холма, образующего на протяжении 8 м спад к северу на 80 см. Глубина залегания культурного слоя 120—160 см (по северному краю раскопа — 200—240 см). В предматериковом суглинке слой образовал ряд западин — ямок от столбов. По западному профилю раскопа прослеживались 4 такие ямки диаметром 20—30 см и глубиной 15—40 см.

В центре раскопа расчищен внутренний ряд ям от столбов, расположенных полукругом, диаметром 20—30 см, на глубине 7—20 см. Ямы от столбов окружали неглубокую (до 8 см) западину (50X80 см), где в толще культурного слоя с большим количеством угля был расчищен небольшой камень, покрытый тонким угольным слоем. Рядом с ним — обгорелые мелкие камни; очевидно, здесь был очаг. Границы жилища по расположению ям от столбов выяснить не удалось. Аналогичный порядок размещения ям от столбов вокруг очага установлен Милоновым в открытом им жилище позднедьяковского типа на территории кремля города Коломны. По реконструкции Милонова, внутренний ряд столбов должен поддерживать верхушку шалашеобразной крыши. Само жилище было наземным.

Керамика этого древнего культурного слоя, помимо двух фрагментов, представлена обломками (88 экз.) грубой лепной посуды, толстостенной (0.6—0.7 см), с большим количеством примеси крупнозернистого кварцевого песка, отчего стенки сосудов шероховаты. Цвет глины желтовато-красноватый, обжиг неравномерный. Днища сосудов имеют выступающий край, их наружная поверхность покрыта подсыпкой из песка. Типы сосудов - горшки с высокими стенками, слабо развитыми плечиками и почти прямой высокой шейкой. Из 5 найденных фрагментов венчиков — 4 орнаментированы.

Типы орнаментов: 1) ямочные вдавления по краю, сделанные пальцами небольшой руки; 2) ямки по краю, нанесенные четырехгранным острием; 3) легкие вдавления рукой по краю слегка загнутого венчика. Орнамент стенок сосудов, нанесенный по плечикам, представлен следующими образцами: 1) ложногребенчатый, нанесенный вкось; размеры отдельных отпечатков 2 X 0.3 см; 2) елочный, нанесенный таким же способом; 3) нанесенный треугольным штампом вкось (рис. 5).

Ближайшие аналогии верейской лепной керамики имеются в керамике Мощинского городища Калужской обл., в керамике из второго слоя городища Дуна и некоторых других городищ б. Калужской губ.; наконец, в керамике городища Бугры, близ дер. Петровской Верейского района Московской обл., открытого экспедицией ГИМ в 1947 г. Ложногребенчатый орнамент сближает эту керамику с посудой городищ роменского типа. Таким образом, древний слой Верейского городища можно датировать серединой I тысячелетия н. э. Из металлических изделий в слое был найден лишь ножик обычного славянского типа.

Древнейшей заселенной частью Верейского холма является его восточный мыс, обращенный к р. Протве. Поселение, существовавшее здесь в середине I тысячелетия н. э., занимало, очевидно, небольшую территорию. О наличии укрепления в это время сказать пока ничего нельзя. Нельзя также говорить о прямой преемственности между этим ранним поселением и возникшим позднее городом, ввиду наличия стерильной прослойки между древнейшим и более поздними культурными слоями, тем более что слоя XI—XII вв. на территории Верейского кремля проследить не удалось. XIV—XV вв. представлены незначительным по мощности культурным слоем, распространенным на всей площади городища.

Верейский кремль, как город и крепость, датируется почти одним временем; его вал был сооружен не позже конца XIV в.; возникновение городского поселения происходит не ранее начала XIV в. Здесь уместно вспомнить, что раскопанные близ Вереи, у с. Митяева, «вятические» курганы также датируются XIV в. 

Неполнота собранного археологического материала и полная неизученность территории посада по позволяют пока создать всестороннее представление о древней Верее, которая была, несомненно, не только крепостью, но и городом с его типичным для того времени ремесленно-торговым обликом.

Рис. 1. Общий план Верейского кремля 1 - раскоп I (1946); 2 - раскоп II (1946); 3 - раскоп I (1947); 4 - раскоп I (1947); 5 - раскоп III (1947) 
Рис. 2. Находки при раскопке Верейского кремля 1 - замок из слоя XIV - XV вв.; 2 - игрушка-конек XVI в. (фрагмент); 3 - каменные формочки для отливки пуль; 4 - каменная форма для отливки ядра; 5 - фрагмент горшка XIV в.; 6 - медный перстень-печать XV в. с изображением павлина (сверху - отпечаток перстня) 
Рис. 3. 1-6 - образцы лепной керамики VI - VIII вв.; 7 - ком обожженной глины с отпечатком дерева из вала 

Автор: Голубева Л.А.
Редактор: Арциховский А.В.
Название: Раскопки в Верейском Кремле. Материалы и исследования по археологии СССР; Материалы и исследования по археологии Москвы, т. II. № 12
Год издания: 1949 г.
Издательство: Издательство Академии наук СССР